Правомерно ли заключение собственниками в обход УО агентского договора с третьим лицом на представление интересов по использованию общего имущества ?

Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС19-20516 (5) по делу № А40-217303/2016, в котором разобрался, может ли управляющая компания быть представителем собственников многоквартирного дома.

ООО «Строительно-Финансовая компания Атолл» являлось застройщиком жилого дома. В последующем решением Арбитражного суда г. Москвы от 29 марта 2017 г. общество было признано банкротом.

В декабре 2015 г. собственники жилых помещений этого дома приняли решение о выборе АО «ВК Комфорт» в качестве управляющей компании. В процессе приемки дома в управление УК обнаружила многочисленные нарушения при строительстве и существенные недостатки, приведшие к ухудшению качества объекта.

Жители дома направляли застройщику претензии с требованием об устранении выявленных недостатков. Поскольку они так и не были устранены, общество как управляющая домом компания обратилось 30 января 2018 г. в Арбитражный суд г.

Москвы с заявлением о включении в реестр своего требования в размере более 57 млн руб.

Определением Арбитражного суда г. Москвы от 1 июня 2018 г. учредитель должника – ООО «Концерн МонАрх» было привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора.

При рассмотрении спора в суде первой инстанции была проведена строительно-техническая экспертиза, по результатам которой эксперты пришли к выводам о несоответствии качества выполненных работ по строительству названного жилого дома требованиям технических и градостроительных регламентов, проектной документации. Эксперты пришли к выводу, что стоимость устранения недостатков составляет более 57 млн руб.

Разрешая спор, суд сослался на положения ст. 7 Закона об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости (Закон № 214-ФЗ), ст. 36, 161, 162 Жилищного кодекса, ст.

723, 724, 725 Гражданского кодекса и исходил из того, что претензии участниками строительства в адрес застройщика о наличии недостатков выполненных работ были заявлены в пределах гарантийного срока (который суд исчислил с момента ввода жилого дома в эксплуатацию), а результаты экспертизы подтверждают правомерность и обоснованность таких претензий.

Суд отклонил возражения «Строительно-Финансовой компании Атолл» об отсутствии у УК полномочий действовать в интересах собственников квартир. Он сослался на п. 3.1.

30 договора управления многоквартирным домом, согласно которому общество обязано представлять интересы собственников в рамках исполнения своих обязательств по договору.

При этом в случае, если недостатки не будут устранены, обязанность провести ремонт дома будет возложена именно на общество (и за его счет).

Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе.

Не согласившись с такими решениями, ООО «Концерн МонАрх» обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд. Концерн утверждал, что по смыслу положений ст.

138 Жилищного кодекса полномочием действовать от имени всех собственников в многоквартирном доме обладает только товарищество собственников жилья.

У общества как управляющей компании подобные права отсутствуют, а в обсуждаемом многоквартирном доме товарищество собственников жилья не образовано.

ВС заметил, что при рассмотрении спора на разрешение судов было поставлено два ключевых вопроса:

  • о полномочиях управляющей компании действовать в интересах всех собственников помещений в многоквартирном жилом доме (в том числе в части защиты их интереса, связанного с надлежащим состоянием и функционированием общедомового имущества);
  • о порядке исчисления сроков, в течение которых участники строительства вправе предъявлять к застройщику требования, связанные с качеством переданного им объекта (в части общедомового имущества).

По мнению Судебной коллегии по экономическим спорам, отсутствие товарищества собственников жилья не должно приводить к утрате гражданско-правовым сообществом, объединяющим собственников помещений в многоквартирном доме, а также отдельных собственников права на предъявление исков, связанных с общим имуществом.

При этом заявление подобного рода исков всеми собственниками (либо их привлечение к участию в процессе) является, во-первых, крайне затруднительным и, во-вторых, не отвечает требованиям процессуальной экономии.

Потенциальные издержки, которые будут сопровождать предъявление группового иска, могут зачастую быть несоразмерными количеству имущественных благ, полученных в результате восстановления нарушенного права.

ВС указал, что по смыслу ч. 2 ст. 161 Жилищного кодекса существует три способа управления многоквартирным домом: с помощью ТСЖ, через управляющую организацию и путем непосредственного управления жильцами.

Поэтому, отметил Суд, наиболее рациональным в условиях отсутствия ТСЖ является предоставление возможности заявлять подобные иски через представителя – управляющую организацию (при ее наличии), обязанную действовать в интересах всех собственников помещений в доме (в случае непосредственного управления многоквартирным домом представитель может быть избран на собрании собственников помещений).

«В связи с этим выводы судов о наличии у общества как управляющей организации полномочий действовать в интересах собственников помещений в многоквартирном доме (в том числе предъявлять к застройщику иски об устранении недостатков в общем имуществе дома) являются правомерными и соответствуют положениям ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом наличие у управляющей компании такого права не препятствует отдельным собственникам предъявлять аналогичные иски к застройщику», – подчеркнул Верховный Суд.

Относительно вопроса о порядке исчисления сроков, в течение которых участники строительства вправе предъявлять к застройщику требования, связанные с качеством переданного им объекта, Судебная коллегия указала, что положениями ч. 5 и 5.1 ст.

7 Закона № 214-ФЗ предусмотрено, что гарантийный срок на объект долевого строительства составляет пять лет, за исключением технологического и инженерного оборудования, в отношении которого этот срок установлен в три года.

По общему правилу гарантийный срок исчисляется с момента передачи участнику строительства объекта долевого строительства, являвшегося предметом договора (например, квартиры).

При этом в отношении технологического и инженерного оборудования срок исчисляется со дня подписания первого документа о передаче объекта долевого строительства.

«Подобное законодательное регулирование объясняется следующим: с момента, когда в доме появляется первый независимый владелец помещения (чей интерес объективно противопоставляется интересу другой стороны по договору – застройщика (продавца)), возникает режим общей долевой собственности на имущество, предназначенное исключительно для обслуживания более одного помещения в доме (ст. 290 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 36 Жилищного кодекса Российской Федерации), в том числе возникает общая долевая собственность на технологическое и инженерное оборудование», – указал Суд.

Однако, подчеркнул ВС, поскольку не существует принципиальной разницы между правовыми режимами этого оборудования и иного общего имущества, следует исходить из того, что в отношении иного имущества, находящегося в общей долевой собственности, гарантийный срок также начинает течь со дня подписания первого документа о передаче объекта долевого строительства (составляя при этом пять лет).

Суд заметил, что в рамках настоящего спора суды названные подходы к толкованию законодательных положений о применении гарантийных сроков не учли. В частности, суды ошибочно сослались на регулирование отношений из договора подряда (гл. 37 Гражданского кодекса), в то время как применению подлежали специальные нормы Закона № 214-ФЗ, а также положения гл.

30 Кодекса. «Исходя из этого, суды ошибочно исчислили гарантийный срок, начиная с 31 августа 2012 г. – даты выдачи разрешения на ввод многоквартирного дома в эксплуатацию, не установив день подписания первого документа о передаче объекта долевого строительства, как это предусмотрено в отношении общего имущества ст. 7 Закона № 214-ФЗ», – отметил ВС.

Кроме того, он указал, что суды исходили из пятилетней продолжительности гарантийного срока, не приняв во внимание, что часть отраженных в экспертном заключении недостатков относятся к инженерному и технологическому оборудованию, для которого установлен трехлетний гарантийный срок (ч. 5.

1 ст. 7 Закона № 214-ФЗ). Суды также не устранили противоречия по вопросу о том, когда же в действительности были выявлены недостатки в общем имуществе собственников многоквартирного дома.

Как указывал концерн, жильцы начали обращаться с требованиями об устранении недостатков, начиная с 2014 г. (что могло указывать на предъявление требования по настоящему спору за пределами срока исковой давности, на что также ссылался концерн).

В то же время общество отмечало, что обнаружило недостатки только в 2017 г., т.е. предъявило спорное требование в пределах пятилетнего гарантийного срока.

«Таким образом, поскольку в настоящее время не установлены момент начала течения гарантийного срока, а также его продолжительность применительно к конкретным видам недостатков, не определен момент выявления недостатков в общем имуществе, разрешение вопросов о возможности применения гарантии качества (и исходя из этого о распределении бремени доказывания), а также о соблюдении обществом срока исковой давности является преждевременным», – посчитал Верховный Суд.

Кроме того, отметил он, суды не дали правовую оценку возражениям концерна относительно экспертного заключения, представленного в материалы дела.

Читайте также:  Я был председателем тсж. в апреле 2017 г провел отчетное собрание за 16 год и утвердили смету на 2017 . но в суде наше собрание признано недействительным, что делать?

Как указывал концерн, выявление недостатков в переданном участникам строительства имуществе должно было происходить при помощи специального оборудования и специальными методами, в то время как экспертом был осуществлен лишь визуальный осмотр с использованием линейки и фотоаппарата.

Таким образом, Верховный Суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

В комментарии «АГ» ведущий юрист Содружества земельных юристов Никита Семякин заметил, что суды уже неоднократно признавали, что если общее собрание собственников многоквартирного дома наделило управляющую компанию полномочиями по представлению их интересов в суде путем принятия соответствующего решения, то такое судебное представительство признается легитимным (Определение ВС РФ от 12 мая 2015 г. по делу № 303-ЭС14-4720). «В рассматриваемом деле собственники не только приняли такое решение, но и закрепили это решение в договоре между собственниками и управляющей компанией», – подчеркнул он.

По его мнению, руководствуясь принципами свободы договора, справедливости и целесообразности при определении круга лиц, законно представляющих интересы собственников многоквартирного дома, Верховный Суд правомерно отнес управляющую компанию к правомочным представителям собственников в суде.

«Важно понимать, что отдельные собственники вправе предъявлять самостоятельные иски к застройщику, однако зачастую такие иски носят коллективный характер, и в силу большого количества истцов процесс перестает быть организованным, появляются признаки нерационально процессуальной экономии, которая может повлечь за собой принятие неверного решения. Именно с целью оптимизации времени рассмотрения дела (так как создание ТСН – процесс длительный и организационно сложный) ВС снял вопрос о полномочиях управляющей компании действовать в интересах всех собственников многоквартирного дома, в том числе в части защиты их интересов», – посчитал Никита Семякин.

Партнер Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Иван Веселов указал, что СКЭС пришла к выводу о том, что УК является надлежащим представителем собственников помещений в жилом доме.

По мнению эксперта, решение вопроса именно в таком ключе полностью отвечает интересам граждан-собственников и позволяет обеспечить защиту их нарушенных прав.

Особо примечательно, подчеркнул он, что Суд использовал такое удачное определение, как «гражданско-правовое сообщество собственников помещений».

«Здесь также важно заметить, что Судебная коллегия акцентировала, что первостепенными задачами УК являются именно защита и представление интересов собственников.

В то же время нижестоящие суды, обосновывая соответствующее право УК на представление интересов, в большей степени мотивировали это тем, что в рассматриваемом деле затрагиваются, в том числе, экономические интересы самой УК», – заметил Иван Веселов.

Кроме того, добавил он, такая позиция соответствует принципам рационального правосудия и процессуальной экономии.

Иван Веселов обратил внимание на то, что указанное решение вопроса позволит в большей степени гарантировать и спокойствие судей, поскольку судебные заседания, в которых участвуют непосредственно сами дольщики или граждане – собственники помещений, проходят в накаленной атмосфере и зачастую заканчиваются вызовом приставов. «В этой связи ВС, “проявляя заботу” о нижестоящих судах, дает скрытый месседж, в соответствии с которым в подобного рода делах более предпочтительным для всех сторон отношений будет являться представление интересов через представителя (УК, ТСЖ, представителя собственников), – отметил эксперт. – Одновременно с этим Экономколлегия сделала важную оговорку о том, что наличие такого права непосредственно у УК в то же время не препятствует отдельным собственникам заявлять аналогичные иски самостоятельно».

По мнению эксперта, в определении также имеются следующие важные для практики позиции. Так, ВС РФ в очередной раз обратил внимание на важность и необходимость полного исследования и оценки фактических обстоятельств и доказательств по делу.

В результате неполного исследования и оценки недостатков, их характера и принадлежности нижестоящие суды могли ошибочно распространить пятилетний гарантийный срок на оборудование, для которого 214-ФЗ установлен трехлетний гарантий срок.

В свою очередь разрешение данных вопросов могло влиять на течение срока исковой давности.

Кроме того, заметил Иван Веселов, ВС РФ достаточно иронично высказался касательно порядка проведения строительной экспертизы. Отмечается, что выявление строительных недостатков, как правило, требует применения специального оборудования и методов исследования.

Одного лишь визуального осмотра с линейкой и фотоаппаратом недостаточно.

Данный вывод, по его мнению, следует полностью поддержать, поскольку в подобного рода спорах итоговый результат во многом зависит именно от итогов проведения строительной экспертизы, которая должна проводиться при полном соблюдении всех стандартов.

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

                                                                    В Октябрьский  районный  суд г. Белгорода

                                                                    Белгород, ул. Сумская д. 76 а

                                                                    Ивлев Н.И. – заявитель

                                                                    308033 Белгород 

                                                              Ответчик:  ОАО «Белгородэнергосбыт»

                                                                                  Белгород, ул. Н. Чумичева д. 37

                                                              Ответчик:  ООО «УК РЭУ 9»

                                                                                 Белгород ул. Шаландина д. 13

                  Привлекается для дачи заключения: Управление  Роспотребнадзора по

                    без прав и обязанностей 3 лица        Белгородской области

                                                                                 Белгород, ул. Железнякова д. 2  

  •                  Привлекается для дачи заключения:  Управление Государственного жилищного надзора по                                 
  •                  без прав и обязанностей 3 лица           Белгородской области                      
  •                                                                                  Белгород, пр-т Белгородский  д. 85а
  •                  Привлекается для дачи заключения:  Прокуратура г. Белгорода

                                                                                 Белгород, ул. Мичурина д. 52 а             

Действия, касающиеся услуг ЖКХ, подпадают под закон «О защите прав потребителей»

                                                                   Исковое заявление

                     О признании незаконными  действий по заключению сделок  (заключению агентских  договоров между РСО и УК  на примере агентского договора  между ООО «Управляющая компания РЭУ 9 и ОАО «Белгородэнергосбыт») по признакам ст. 169 ГК РФ.

                                                                   Основания:

ГК РФ:

Статья 169.

Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна и влечет последствия, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом.

Статья 10. 1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

3. В случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

4. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

5. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

                                                                                 К истории вопроса

                  Общеизвестно, и не подлежит доказыванию,  что сфера оказания услуг ЖКХ, связанных с  управлением многоквартирными жилыми домами, является наиболее прибыльной и самой коррумпированной  коммерческой  отраслью (см.  высказывания Президента РФ В.В. Путина и  Генерального прокурора РФ  Ю.Я. Чайки).

                 Общеизвестно, и не подлежит доказыванию, что все вновь созданные в  виде ТСЖ,  УК…. и.т. д. организации  учреждены либо самими представителями власти, любо членами их семей и  родственниками.

                Общеизвестно, и не подлежит доказыванию, что уставной капитал каждой  такой вновь созданной  организации составляетвсего 10000 (десять тысяч) рублей.

                Примерно в 2005 году администрацией Белгородской области и г. Белгорода были собраны первые лица ресурсоснабжающих организаций, ТСЖ и  управляющих компаний,  представителей судебной власти и прокуратуры.

На этом собрании этим  лицам от лица исполнительной власти  было разъяснено от имени первых лиц Белгородской области, что в Белгородской области теперь действуют иные, чем  записано в  жилищном кодексе неписанные правила, а именно – с этого момента, чтобы  обезопасить  учредителей ТСЖ и УК (при минимальном уставном капитале 10 тысяч  рублей любая структура может быть  обанкрочена и прибыльный бизнес  будет отобран рейдерами) вместо оплаты за коммунальную услугу ее исполнителю (п. 7 ст. 155 ЖК РФ) в Белгородской области вводится  оплата непосредственно  ресурсоснабжающей  организации- монополисту (АО «БТК», АО «Белгородэнергосбыт», ГУП «Белводоканал»).

              Так как «Дура лекс – сед лекс» — закон суров, но это закон,  и  он подлежит исполнению, но  есть прямой приказ исполнительной  власти  региона, прямо нарушающий  закон – самое простое – скрыть от граждан города Белгорода и Белгородской области, что властями области создана серая схема обхода  закона организованной  группой в составе первых лиц ресурсоснабжающих организаций,  ТСЖ и УК, областной и  городской Прокуратур, судов Белгородской области и г. Белгорода всех уровней.

Читайте также:  Является ли заключение прямых договоров РСО с населением обязанностью РСО?

               Согласно ПП РФ № 25 от 23.06. 2015 г.

: «В целях обеспечения единства практики применения судами раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения:

1. Положения Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), законов и иных актов, содержащих нормы гражданского права (статья 3 ГК РФ), подлежат истолкованию в системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в статье 1 ГК РФ.

Согласно пункту 3 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.В силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).

Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10ГК РФ), например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или ненаступившим (пункт 3 статьи 157ГК РФ); указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (пункт 5 статьи 166ГК РФ).

            Требования  закона:

ЖК РФ: 7. Собственники помещений в многоквартирном доме… плату за жилое помещение и коммунальные услуги вносят этой управляющей организации, за исключением случаев, предусмотренных частью 7.

1 настоящей статьи… 7.1.

На основании решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме могут вносить плату за все или некоторые коммунальные услуги…ресурсоснабжающим организациям…

Обратим внимание суда: Собственники  могут, но  не обязаны!

                  Разработанная и внедренная  технология обхода  закона для исполнения указания исполнительной власти Белгородской области

ГК РФ ст. 10: 3. В случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом. 2.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом. 1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Уважаемые профессионалы! Необходима помощь в сфере ЖКХ. Может ли собственник жилого помещения многоквартирного дома заключить договор управления только по решению собрания собственников о наделении правом заключения договора без выдачи доверенности?

Уважаемая Наталья! Вы правы абсолютно во всем. На тему доверенностей и действий в чужом интересе есть множество решений, постановлений, выводов. Как у судов всех инстанций, так и в статьях, посвященных этой теме.

Любая доверенность, по сути, должна четко и однозначно выражать намерение доверителя совершить сделку на ограниченных условиях. Т.е. — время заключения, сроки действия, цена, объемы и прочие основные и главные условия.

Действие лица от имени другого возможно лишь при наличии доверенности, заверенной весьма ограниченными вариантами. Протокол собрания таковым НЕ ЯВЛЯЕТСЯ. В противном случае, мы бы получили коллизию — исходя из разных ситуаций гражданское право действовало бы каждый раз по новому.

Попробуйте прийти на с/з с протоколом собрания истцов… Попробуйте отдать документы на регистрацию договора купли-продажи недвижимости на основании протокола собрания совладельцев…

К сожалению, практика рейдерства и сопутствующие этому явлению ухищрения «хитросделанных» специалистов создали тягучую черную болотную жижу псевдознаний. И многие, попадая в нее, утрачивают чувство реальности и стремления к критическому восприятию действительности. Суды — не исключение!

У меня была ситуация, когда в качестве доказательства отношений между истцом и ответчиком, истце принес договор между ним и третьим лицом. И рожденные этим договором какие-то акты.

На вопрос — какое отношение они имеют к ответчику, было сказано — вы что, нам не верите? Мы с ними заключили договор, и он подтверждает реальность нашей претензии. Как говориться, без комментариев.

Суд я выиграл, судья вменяемый был. Но могло быть и хуже.

Вывод: Вы правы, на основании протокола договор с ресурсоснабжающей организацией заключать НЕЛЬЗЯ. Следовательно, он не действителен с момента заключения. ОДНАКО! Ресурсы потреблялись, а значит, кто-то должен за них платить.

ОДНАКО! Есть такие статьи 1102 — 1109 в ГК РФ — и если ресурсоснабжающая организация ЗНАЛА или должна была знать об отсутствии встречных обязательств, то все, что она передала, остается в пользу получателя, без компенсации.

Такая конструкция весьма невыгодна ресурсоснабженцам и они пошли на ухищрения. А вот решение суда зависело от Вашей конструкции.

Успехов.

Договорные схемы арендных отношений

Существует несколько схем арендных отношений. Они различаются не только принципом управления недвижимым имуществом при его сдаче в аренду (ремонт, оказание коммунальных и эксплуатационных услуг самостоятельно или через третьих лиц), но и налоговыми последствиями. Как выбрать наиболее приемлемый?

Доходы арендодателя от управления недвижимым имуществом во многом зависят от грамотного построения отношений с арендаторами. В статье предлагаются наиболее оптимальные, в том числе с точки зрения налогообложения, договорные схемы урегулирования отношений с арендаторами.

По общему правилу арендодателем выступает собственник имущества. Однако законом или собственником могут предусматриваться случаи, когда сдача имущества в аренду осуществляется третьими лицами.

Таким образом, можно выделить четыре законных способа сдачи имущества (движимого, недвижимого) в аренду:

  • непосредственно собственником имущества (ст. 606 ГК РФ);
  • субаренда (ст. 615 ГК РФ);
  • передача функций по сдаче имущества в аренду третьим лицам на основании агентского договора (ст. 1005 ГК РФ);
  • передача функций по сдаче имущества в аренду третьим лицам на основании договора доверительного управления (ст. 1012 ГК РФ).

При выборе того или иного способа построения арендных отношений с арендаторами в первую очередь во внимание принимается экономическая составляющая (в том числе вопросы, связанные с налогообложением), а также необходимость управления недвижимым имуществом при его сдаче в аренду (ремонт, оказание коммунальных и эксплуатационных услуг) самостоятельно или через третьих лиц.

Аренда от собственника

Необходимо учитывать, что согласно ст. 612 ГК РФ арендодатель отвечает за недостатки сданного в аренду имущества, полностью или частично препятствующие пользованию им, даже если во время заключения договора аренды он не знал о них.

При этом арендодатель обязан производить за свой счет капитальный ремонт переданного в аренду имущества, если иное не предусмотрено законом или договором аренды. Капитальный ремонт должен осуществляться в срок, установленный договором, а если он не определен договором или вызван неотложной необходимостью, в разумный срок.

Все вопросы, не регламентированные законодательством РФ, стороны определяют в договоре аренды.

Читайте также:  Работают ли штрафные санкции за неправильное начисление коммунальных платежей?

Вопросы налогообложения

НДС

С учетом положений ст. 146 НК РФ обязанность по уплате НДС в бюджет возложена на арендодателя.

Арендатор, в свою очередь, имеет право на вычет суммы налога, указанной в счете-фактуре арендодателя, при наличии документа, подтверждающего факт принятия к учету оказанной услуги.

Таким документом может являться акт приема-передачи арендуемого имущества. При этом вычет предоставляется арендатору независимо от состояния его расчетов с арендодателем.

Налог на прибыль

Арендные платежи за арендуемое имущество относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией (подп. 10 п. 1 ст. 264 НК РФ).

Для документального подтверждения расходов в виде арендных платежей арендатору достаточно иметь договор аренды, заключенный в соответствии с требованиями гражданского законодательства, и акт приема-передачи арендованного имущества. Эти документы наряду со счетами и платежными документами об уплате арендных платежей являются достаточным документальным подтверждением понесенных арендатором расходов в виде арендных платежей.

Коммунальные и эксплуатационные услуги

На практике в договор аренды часто включается условие о том, что сверх сумм арендной платы арендатор возмещает арендодателю понесенные им эксплуатационные расходы, связанные с арендуемым имуществом (стоимость коммунальных услуг, услуг связи, по охране и т.п.). В этом случае арендатор, как правило, ежемесячно возмещает арендодателю указанные расходы на основании счетов, полученных от последнего.

Следует обратить внимание: на сегодняшний день у арендаторов практически нет шансов получить вычет по НДС в части затрат, возмещенных арендодателю сверх сумм арендной платы в виде компенсации стоимости услуг по электроснабжению, коммунальных услуг, услуг связи, по охране и уборке арендуемых помещений. Однако существуют способы, позволяющие избежать этого.

Способ 1. Арендатор заключает договоры на коммунальные услуги (услуги связи и пр.) непосредственно с поставщиками этих услуг. Правда, в большинстве случаев у арендатора нет такой возможности.

В частности, для того чтобы заключить договор электроснабжения, абоненту (потребителю энергии) необходимо располагать энергопринимающим устройством, присоединенным к сетям энергоснабжающей организации, что невозможно при аренде отдельных помещений в здании.

Способ 2. Стоимость коммунальных услуг включается в арендную плату. Как правило, в таком случае арендная плата состоит из двух частей – постоянной и переменной. При этом переменная часть эквивалентна сумме коммунальных платежей (услуг связи и пр.

), потребляемых арендатором за месяц. При данном варианте арендодатель выставляет арендатору счета-фактуры на всю сумму арендной платы (как постоянную, так и переменную части), а арендатор ставит к вычету всю сумму НДС, указанную в счете-фактуре арендодателя.

Таким образом, сдача имущества в аренду непосредственно собственником недвижимого имущества налагает на него определенные обязательства, в том числе по регулированию договорных отношений с арендаторами, коммунальными и эксплуатационными организациями – заключение и исполнение договоров, контроль за поступлением арендной платы, осуществление капитального ремонта, выставление счетов и счетов-фактур в том числе по коммунальным и эксплуатационным услугам, уплата налогов.

Особенности субаренды

Как указывалось выше, арендатор вправе с согласия арендодателя (собственника имущества) сдавать арендованное имущество в субаренду (поднаем), что оформляется договором между первоначальным арендатором и субарендатором. Таким образом, у арендодателя не возникает каких-либо взаимоотношений с субарендатором.

Что касается взаимоотношений собственника (арендодателя) и первоначального арендатора, то они строятся по обычной арендной схеме, где единственным плюсом может являться то, что при регулировании арендных отношений через «схему субаренды» первоначальным арендатором является лояльная к собственнику недвижимого имущества организация, что позволяет фактически исключить контроль договорных отношений, в том числе вопросов по арендной плате. Однако субарендная сделка опасна тем, что имущество попадает в руки лица, которое не связано с арендодателем никакими обязательствами.

Вопросы налогообложения

К договорам субаренды применяются правила о договорах аренды, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.

Таким образом, все вопросы по налогообложению и оказанию коммунальных и эксплуатационных услуг между арендодателем и арендатором в данном случае переносятся в плоскость отношений первоначального арендатора и субарендатора, что не исключает аналогичных взаимоотношений между собственником и первоначальным арендатором.

Агентский договор и доверительное управление

Агентский договор

По агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки. Если же сделка совершена агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала.

Доверительное управление

По договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). При этом передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.

Доверительный управляющий, осуществляя доверительное управление имуществом, вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя.

Таким образом, договорные отношения у арендодателя с арендатором отсутствуют, поскольку договоры заключаются между агентом (доверительным управляющим) и арендатором.

По условиям агентского договора или договора доверительного управления имуществом вся сумма дохода, полученная от использования имущества, передается собственнику имущества, а собственник имущества производит оплату агентского вознаграждения или вознаграждение доверительному управляющему.

Отличие агентского договора от договора доверительного управления

Сравнивая договор доверительного управления имуществом с агентским договором (поручения или комиссии), следует отметить отличия действий агента и доверительного управляющего, предопределенных соответствующими договорами.

Во-первых, при доверительном управлении происходит обособление имущества, передаваемого в доверительное управление, от иного имущества собственника и имущества доверительного управляющего.

Во-вторых, агент по договору может выступать от имени принципала (собственника), а по договору доверительного управления это исключено.

В-третьих, по агентскому договору агент может вступать в субагентские отношении, возложение обязанностей доверительного управляющего на третье лицо неприемлемо.

В-четвертых, агентский договор всегда возмездный, тогда как доверительное управление может осуществляться как на возмездных, так и на безвозмездных началах.

В-пятых, в отличие от доверительного управляющего, собственник имущества (принципал) вправе вмешиваться в деятельность агента по исполнению поручения.

В-шестых, договор доверительного управления недвижимым имуществом обязательно подлежит регистрации в Федеральной регистрационной службе.

Вопросы налогообложения

По договорам аренды, заключаемым между агентом (доверительным управляющим) и арендаторами, порядок налогообложения, оказания и оплаты коммунальных и эксплуатационных услуг аналогичен указанному выше.

Единственное отличие – все вопросы, связанные с налогообложением, в данном случае разрешает агент (доверительный управляющий), а не собственник имущества.

Стороны агентского договора (договора доверительного управления имуществом) вправе предусмотреть, что предоставление коммунальных и эксплуатационных услуг будет осуществлять также агент (доверительный управляющий).

Кроме того, в этом случае арендодатель (агент, доверительный управляющий), выступающий в качестве посредника, перевыставляет счета коммунальных организаций в адрес арендатора с выделением сумм НДС. При этом арендатор вправе принять к вычету сумму налога на основании счета-фактуры, выставляемого агентом (доверительным управляющим), которые в данном случае выступают арендодателями.

Таким образом, основным отличием агентского договора (договора доверительного управления имуществом) от договора аренды является то, что все функции арендодателя передаются собственником имущества агенту (доверительному управляющему).

Последний в свою очередь обязан в соответствии с условиями договора осуществлять заключение договоров аренды с арендаторами, контролировать получение арендной платы, оказывать (предоставлять) коммунальные и эксплуатационные услуги, производить капитальный ремонт помещений, передаваемых в аренду, при необходимости взыскивать задолженность по арендной плате с арендаторов.

Доход, полученный от деятельности агента (доверительного управляющего), за вычетом его вознаграждения передается собственнику имущества, который на основании отчета агента (доверительного управляющего) производит уплату налогов и сборов в бюджеты различных уровней РФ.

В настоящее время наиболее оптимальной и часто используемой схемой построения арендных отношений является передача имущества в аренду через агента на основании агентского договора, который предоставляет полномочия по управлению имуществом и обеспечению коммунальными и иными услугами. Собственник имущества в данном случае обязан оплачивать вознаграждение агенту и производить оплату налогов и сборов в бюджет и вправе контролировать деятельность агента.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *